shit happens

Давным-давно неизвестный нам человек сказал такую замечательную фразу: "shit happens", что по-русски можно перевести примерно как "се ля ви". И вот с тех самых пор это самое shit с большей или меньшей регулярностью случается с каждым из нас. Как установлено на сегодняшний день учеными - шитологами, у shit есть одна характерная черта: просачиваться куда угодно сквозь любую щель. Просочилось оно и в ролевое движение.

Как и все в этом мире, shit достаточно многолико и проявляется в различных формах: начиная от мелочи, типа прыщика на пузике любимого хомячка, и заканчивая нервным набиранием номеров 02, 03 и т.д. Я бы как раз хотел рассмотреть те формы его проявления в РИ, которые самым тесным образом связаны с наиболее дорогим для нас - нашим имуществом и нашим здоровьем. Потому данный текст может иметь подзаголовок

"Криминальные явления в ролевом движении".

Наиболее удобной для текущего рассмотрения будет классификация всех типов происшествий по трем группам: первая - это несчастные случаи, вызванные нарушением элементарной техники безопасности, вторая - это проблемы, так сказать, "внешние", связанные с неизбежным контактом с обществом и отдельными убогими его представителями, и, наконец, третья группа, в которую входит все, что касается внутренней жизни ролевого движения как социальной группы.

Я бы не хотел особо распространяться на счет первой группы событий. Каждому должно быть понятно, что когда он с рюкзаком выгружается из электрички на полигон, он сразу же попадает в среду с более высоким классом опасности, чем если бы он сидел дома или даже пил пиво в кабаке. Немного фактов:

  1. ХИ98 - человек в полных доспехах решил сократить путь и пройти по осыпающемуся склону, под которым 5 метров воды. В результате несчастный случай с фатальным концом.
  2. Менее трагичные, но все равно неприятные случаи:

  3. Саратов, 2000 год. Как-то поздно вечером, когда я сидел у костра, на меня вывалился мокрый по самые уши в прямом смысле этого слова и пьяный в зюзю парень. Оказалось, что он заблудился, пошел искать свой костер и свалился в протоку. Так этим дело не кончилось, вместо того, чтобы выйти на берег, он перебрел (не переплыл !!!) ее. Вот уж, действительно, пьяному море по колено.
  4. Макарена, по-моему, завоевание Бретани. По пьяни кто-то из Каланмора пошел рубить дрова и рубанул топором себе по ноге.
  5. Макаровки - 1999, 2001 пожары из-за брошенного окурка. В 1999 выгорела половина полигона. Игра проходит весной, и весь полигон покрыт ковром сухой травы.

Думаю, каждый из вас этот список может продолжить. В комментариях он не нуждается и средством от таких неприятностей может служить только своя голова. Я здесь перечислил только то, что не касается чисто игровых моментов. Травмы от боевки и защита от них - это тема настолько обширная, что требует вообще отдельного рассмотрения, и я пока не хочу в нее углубляться. Замечу: хорошо, что еще не было никаких серьезных юридических разбирательств, иначе, думаю, мастерам пришлось бы вводить на играх что-то типа системы нотариально заверенных договоров: мастерская группа не несет ответственности, а игрок обязуется не претендовать на какую-либо материальную компенсацию и т.п.

Позволю теперь себе перейти ко второй группе неприятностей. Проблема контакта ролевиков с обществом возникла вместе с ролевыми играми. Причем бытует мнение, что эта проблема возникла вначале у общества, не понимающего, что же такое оно породило, а уже потом она, эта проблема, стала нашей. Как бы там ни было, но думаю, что повышенное внимание органов безопасности к нам ощутил, наверное, каждый: многих хотя бы раз останавливали наряды милиции и удивленно цокали языком, рассматривая ковыряльник. К этой проблеме мы уже приноровились, поняли, что не надо таскать с собой свинорезы типа " a la Рембо", что клинки надо убирать подальше, а в случае чего говорить, что это театральный реквизит. Да и милиция к нам тоже попривыкла. Другие государственные опекуны типа психушек нас не трогают, поэтому из внешних проблем на сегодняшний день открытой остается в основном одна: взаимоотношение с местным населением. Среди ролевиков я часто встречал мнение, что мол, кто ж на нас кинется - у нас дубье, щиты, доспехи. Если что случись - местные не уйдут. С одной стороны это, конечно, так, а с другой - иногда бывают и очень неприятные проколы.

На Имени Розы троица баркашовцев едва не разнесла лагерь. Девчонки специально ждали ночи для того чтобы покрасивее снять на видео проведение ИГРОВОГО обряда наведения порчи. Парней в лагере практически не было, что, видимо, и развязало отморозкам руки. Главный из них ничего не захотел слушать, сказал, что "не потерпит всяких черных месс у него дома" и стал крушить хлыстом игровой реквизит, угрожая избить и находящихся в лагере. Единственное, что его, по всей видимости, останавливало, так это то, что перейди он грань - народ сбежится из ближних лагерей и ... К счастью, очень быстро от соседних костров прибежали люди и разборка завершилась миром.

Другой, достаточно старый пример - игрушка в городском парке Казани для школьников. Тогда местная гопота просто сорвала ее.

Я пока не слышал о таких случаях, но вполне допускаю вариант, когда местные могут обобрать ролевиков, идущих на полигон в одиночку-вдвоем. Хотя на тех же ХИ98 был похожий, но более трагичный, случай: двое парней не дошли до полигона. Впоследствии одного из них нашли мертвым без рюкзака, сбитым машиной. Судя по следам от колес, это не был несчастный случай. Второго же так и не нашли, хотя было известно, что ребята пошли на полигон вместе.

Основная проблема такого рода конфликтов заключается в том, что большинство ролевиков - люди излишне культурные и мирные и предпочитают развести дело миром, аборигены же это принимают за слабость. Те же баркашовцы потом до конца игры ходили по полигону петухами и били морщинистой пяткой во впалую грудь, но правда больше такого не устраивали. На эту проблему накладывается еще возможный конфликт аборигенов с местными ролевиками: мы-то поиграем и уедем, а им еще здесь жить и свои мелкие регионалки проводить, сорвать которые гопоте гораздо проще, нежели большую игру.

Я пока вижу один вариант решения данной проблемы. Мастера должны заранее определять возможность такого рода конфликта. В регионах с повышенной вероятностью необходимо заранее предупреждать игроков, с тем, чтобы они доходили до полигона не в одиночку, а группой. При этом обязательно должна быть организована встреча. Лагеря должны быть расположены таким образом, чтобы на направлениях наиболее вероятного появления местных (в основном это дороги к населенным пунктам) стояли наиболее сильные и опытные команды. На самом полигоне должна быть достаточно разветвленная и эффективная система связи, такая, чтоб не приходилось искать рацию по полчаса. В этом плане, думаю, будет оптимальной система командных мастеров, координаторов ну или как вы их там еще назовете. В случае же, если рации нет, лагерь надо оснастить другими средствами оповещения: сигнальными ракетами, сиреной, пищалками для изнасилования и так далее. Кроме этого нужно иметь собственную группу быстрого реагирования. Я понимаю, что это добавляет мастерам большого геморрою, но это достаточно небольшая плата за безопасность.

Напоследок, в качестве примера грамотно организованной системы безопасности я приведу следующую историю: под Казанью у Балина есть детский игровой лагерь. Проходит с 95 года. Деревня в километре, там и местные, и дачники летом. Забредают, особенно дети. На этот же берег по выходным приезжают на машинах рыбаки и просто купаться: типа "мы тут уже 15 лет отдыхаем". Территория вообще компактная, 300х100м, народу около 100 человек детей и взрослых. Своя охрана есть, но с этого года официально один милиционер будет дежурить круглосуточно. Менту проще объяснить рыбаку тезис "дядя, ставь палатку на 50 метров дальше". Для РИ этот вариант неприменим, конечно, но так - иллюстрация, и, к примеру, если кто делает небольшие однодневные игры с детьми на официальной основе в черте города - вполне подходящий опыт, мне кажется.

Ну и еще одна история: тот же лагерь. 1995 год, первый лагерь, первый контакт с аборигенами. Вечер. Шухер, кто-то и охраны прибежал: "толпа местных идет" А там местность интересная - крутой подъем от берега реки, тропинка, поверху все заросло деревьями-кустами, а за ними сразу поле и лагерь, но снизу - одни деревья видно. Балинские гномы поднимаются по тревоге, хватают бронедвери и выходят из кустов на эту тропинку, втроем ее совершенно перегораживая. Снизу на самом деле идут 4-5 ребятишек (ночь, особо не видно) и упираются в стену металлических щитов. "Ребят, не нужно сюда ходить, тут детский лагерь" говорит из-за щитов металлический же голос. Ребятки, ясно дело, уходят обратно.

Тот же лагерь. 96 год. На лошади приехали два пацана лет по 12-13 в гости. Слезли, сели к костру поболтать. "А вы знаете, в прошлом году здесь был лагерь КГБ. Мы туда пытались заглянуть, а нас менты со щитами и дубинками остановили. То ли дело у вас - весело┘"

Теперь я перейду к последнему классу проблем - проблемы "внутренние". В общем-то, идея этого материала зародилась именно на них, но за время обмозгования обросла предыдущими двумя пунктами. Одна часть этих проблем очень близка предыдущей и связана с внутри- и межкомандными конфликтами. Золотой пример - это деятельность питерской команды "Грибные эльфы". Из их побед наиболее известные: "разгром" игрушки под Москвой, когда трое приехавших застремали и сорвали игру численностью около 40 человек, ничего особо не делая - стебались, докапывались до ребят и девчонок - короче хулиганство чистой воды. Другой, очень свежий пример - это "грибные" на Волках Одина-2. На этот раз "грибники" прижились на самом краю полигона, в Дублине, в команде, собранной из разных городов. Команда была собрана из разных городов (Москва, Саратов, Волгоград, Казань) и бОльшую часть ее составляли девчонки. Я не очень точно знаю подробности, так что непосредственные участники могут, наверное, меня исправить, но тем не менее было примерно следующее - "грибные" напились и стали дебоширить. Сплоченный отпор им дать не смогли (двоих казанских парней девчонки, например, просто не выпустили из палатки). Они всю ночь дебоширили, приставали к девчонкам, разгромили натуральным образом кабак. Кончилось все тем, что кто-то из них достал привезенный с собою АКМ и пошел им махать ( настоящий или нет - не ясно, но когда перед твоим носом размахивают калашом - тут как-то особо не задумываешься). Когда эту информацию донесли до "базы" мастеров в 5 км "пересеченки", оттуда были отправлена группа захвата в составе Гвая, Лысенького, кажется Ральфа и еще кого-то. Ребяток встретили "на тропе", погладили по головкам, ствол отобрали (пообещав, если будут возникать, сдать в ментовку)┘ связали и, дождавшись когда те протрезвеют отправили восвояси с полигона вместе с их дамами, истерически рыдавшими┘ Вообще для "Грибных эльфов" характерно ходить всегда на грани закона: в основном берут кого-нибудь на "слабо" и издеваются, так сказать, "с согласия жертвы".

Из разряда других межкомандных разборок "на слуху" пример с Имени Розы, когда на полигоне оказались две крепко "дружащие" команды - Зеленодольск и казанские "снеговцы". Зеленодольск больше пил в кругу семьи, сидя в Венеции, но Снег умудрился кого-то из них зацепить, в результате вышла пьяная драка и сломанная челюсть.

Про одиночные драки внутри команд и про полуигровой базар на грани банальной драки я не говорю - этому, думаю, все были свидетелями. Решение для этих случаев то же что и ранее - внутрикомандная дисциплина, хорошая система межкомандной связи, обязательная на больших полигонах, и мастерская группа спецназа. Для тех игроков, кто не решается дать отпор из-за миролюбия, типа "меня не бьют, так и его за что тогда дубасить?", замечу, что брать на "слабо", глумиться и как-либо иначе измываться, в соответствии с любимым нами всеми УК проходит по отдельной статье, по-моему, как хулиганство, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Так что, если кто-то начинает до вас докапываться, то вы имеете полное моральное (но не юридическое L ) право либо разобраться с ним сами, либо же сказать мастерам или еще кому-либо (а если строго по закону - то позвать участкового J ). В конце - концов, вы приехали играть, и никто не имеет право ломать вам игру, даже мастера.

Есть еще одна проблема: существует ряд команд с идеологией "если по игре не убьем, то по жизни отделаем так, чтобы от нас подальше держался" - от них регулярно страдают назгулы на ХИ и т.п. И непонятно, как с этим бороться, хотя до легких телесных повреждений, по слухам, доходит регулярно. Особенно трудно в этом то, что зачастую это бывают старые команды, пользующиеся в народе уважением.

Еще одно явление, непосредственно связанное с УК и все сильнее распространяющееся в РИ - это воровство. Сразу отмечу - зачастую на воровство списывают банальную потерю по пьяни и рассеянности, но бывают и вполне конкретные случаи. Может у меня излишне радужные представления о прошлом, но мне кажется, что в годах 1994-96 это явление если и было, то было достаточно незначительным. Хотя да, было, у меня самого как-то на тренировке украли клинок в 1995. По крайней мере, тогда численность тусовки была гораздо меньше, и воровать было гораздо сложнее. Кражи в ролевом движении можно также разделить на две группы - это вещи пожизненного спроса и вещи игровые. К последним я отношу то, что за пределами ролевой тусовки не представляет никакой ценности, как то оружие, доспехи, костюмы и т.д. Про первую группу все более-менее давно уже ясно. Все прекрасно знают истины: носите при себе деньги и документы, не оставляйте ценные вещи без присмотра, в крайнем случае закапывайте на полметра в землю, только главное - место не забудьте. На Зиланте один индивидуум оставил без присмотра на подоконнике дорогой фотоаппарат и долго удивлялся его отсутствию там через некоторое время. Коны вообще в этом плане стоят отдельной группой ввиду очень большой плотности населения и огромного бардака, так что обладателям ценных вещей надо быть вдвойне осторожными. На Зиланте в этом же году устроили камеру хранения, в результате чего число краж (по крайней мере заявленных) уменьшилось.

ХИ2001 - хорошо известная история про то, как у гномов украли рюкзаки. Ребята по игре вели кочевой образ жизни. А рюкзаки лежали в мастерятнике (по предложению самих же мастеров), но практически без присмотра и немного в сторонке, под деревом. Какое-то время. А потом там лежать перестали. В результате кроме шмотья пропала энная сумма денег, документы, билет. К чести мастеров надо сказать, что они возместили значительную часть стоимости пропавшего.

Я здесь не отношу к кражам случаи с явным бескультурьем игроков, когда кто-либо подходит к костру, наливает в хозяйскую кружку чаю и с ней же куда-нибудь уходить. Это беда псевдохипповского происхождения: все люди братья, даже те, которые сестры. Хотя любителям попользоваться халявными вещами нельзя забывать, что клептомания у нас в стране некоторыми учреждениями лечится весьма успешно и болезненно.

Теперь об игровых вещах. К сожалению, число таких краж постепенно растет. Несколько примеров:

  1. Волки Одина-2. Закончился штурм Дублина. Усталый Гвай вдруг хватает валяющийся на земле шлем. "А!...Э!... Чье это!!?!" и чуть ли не лезет бить морду объявившемуся хозяину. Это оказался его первый шлем, который он сделал сам, и который у него украли в 94-м (!) году. Вот всплыл. Ессно хозяин его купил у кого-то пару лет назад, но вот┘
  2. Макаровка, 99 года. На полигоне кто-то тщательно и целеустремленно провел шмон: Были украдены наиболее ценные образцы оружия, шлем.
  3. Саратов-2000 год. Кто-то позаимствовал у меня наручи, лежащие около палатки. Хорошо, что остальной доспех не тронули.

Про все это можно сказать то же самое - не бросайте вещи без присмотра. Однако, если с украденными деньгами, ботинками и прочим мы, скорее всего, попрощаемся навсегда, то по поводу доспехов и оружия мы можем кое-что сделать. Поскольку вне тусовки эти вещи представляют весьма сомнительную ценность, то и сбыт оных будет происходить, по большему счету, внутри тусовки, за редким исключением. В связи с этим у меня предложение к изготовителям оружия и доспехов ставить своего рода клеймо, какой-то мастерский знак с номером. Необязательно это должен быть номер, может быть любой значок, определяющий уникальность предмета. Причем располагаться он должен так, чтобы его можно было достаточно легко разглядеть. А владельцам этих предметов надлежит, соответственно, знать их. В случае же пропажи, соответственно, гораздо проще дать описание предмета. В интернете можно сделать соответствующую страницу типа "их разыскивают игроки", где помещать информацию о пропавших вещах. В принципе, можно распространить эту идею и на неигровые вещи, те же рюкзаки, например. Но их найти гораздо сложнее, поскольку спрос больше. Соответственно, когда человек покупает какую-либо вещь, он может легко сверить ее номер с имеющимися на этих сайтах. На основании данных этих же сайтов необходимо ввести контроль за товарами, привозимыми на ярмарки. Для отслеживания же продаваемых предметов на полигонных РИ стоит либо устраивать централизованные ярмарки, либо пусть мастера привозят данные по украденным предметам в распечатанном виде.

Я прекрасно понимаю, что все это достаточно чуждо и неприятно ролевой тусовке, привыкшей к хипповскому чувству свободы. Многим может быть неприятно иметь на своем клинке уникальный номер, другие сочтут все это за чушь, поскольку у них никогда ничего не воровали. Я могу дать один замечательный совет, и если вы будете ему следовать, то у вас никогда ничего не украдут: собираясь на игру, сходите в ломбард, купите самый заношенный рюкзак, самую занюханную телогрейку в качестве спальника/матраца/палатки, возьмите котелок, в котором готовил китайскую лапшу еще сам Дмитрий Донской перед тем как разгромить при Аустерлице Наполеоновскую гвардию и т.д. Если вы все это выполните, то у вас никто ничего не украдет, ибо это никому не надо. Если же вы думаете о своем здоровье и покупаете хороший рюкзак, теплый спальник и надежную палатку, если вы, играя Людовика XIV, хотите выглядеть надлежащим образом, то вам нужно думать и о сохранности вещей. Ролевое движение уже давно переросло масштабы тусовки, это уже достаточно крупное социальное объединение: не даром год назад возник вопрос: "а не пора ли делать нам партию?". В связи со всем этим, мне кажется, что уже настало время для того, чтобы задуматься о внутреннем устройстве движения, в том числе и ввести какие-то системы контроля за преступностью.

На этом я закругляюсь. В завершение хотел бы поблагодарить Фангорна, Машу Фрид, а так же всех других, кто помог мне в сборе фактов для этого обзора.

Ельцов Илья
Новосибирск, eiv@front.ru